Вхід для користувачів
 




12 вересня 2017

Евгений ДЕМЕНОК Несколько слов о "Международном конгрессе за демократию и свободу» в Берлине и о состоянии демократии в Украине

Берлинский международный литературный фестиваль имеет уже почтенный возраст – в этом году он проводится в семнадцатый раз, но «Международный конгресс за демократию и свободу» состоялся в его рамках впервые. Более ста двадцати участников конгресса обсудили в течение трёх дней, с 8 по 10 сентября, темы, связанные с политикой и популизмом, свободой слова и идентичностью, будущим за пределами национальных государств и состоянием демократии в этих самых национальных государствах.

Панельные дискуссии об эффективности демократических институтов и собственно их наличии состоялись с фокусом на страны и регионы – от Индии и Китая до США и Центральной Америки. Я участвовал в панельной дискуссии по Восточной Европе и спешу поделиться своими впечатлениями.

В дискуссии принимали участие Томас Венцлова, представлявший Литву, Феликс Аккерманн, представлявший Польшу, Артур Клинау из Беларуси и двое украинцев – Борис Херсонский и собственно пишущий эти строки. То, что украинцев было приглашено двое, симптоматично – во-первых, это говорит о том, что ситуация в Украине интересует очень многих; во-вторых, ещё и о том, что после распада Советского Союза Украина вернулась наконец в семью европейских народов и воспринимается как неотъемлемая часть Восточной Европы. Именно с Украины и началась дискуссия.

Подготовка к дискуссии – повод для того, чтобы трезво оценить состояние демократии в стране. А оно, это состояние, оставляет желать много лучшего.

Согласно Индексу демократии, который подсчитывается каждый год, Украина находится на 88 месте в мире из представленных 167-ми стран, и украинский политический строй характеризуется как переходный режим от авторитаризма к несовершенной демократии. Тут есть две новости – хорошая и плохая. Хорошая заключается в том, что на фоне большинства своих бывших соседей по Советскому Союзу Украина выглядит довольно неплохо – нас обогнали только страны Прибалтики, в которых уже функционирует несовершенная демократия, и Молдова с Грузией. Во всех остальных странах ситуация хуже и гораздо хуже. Плохая же новость в том, что соседями Украины в списке являются Мали, Бенин, Фиджи, Танзания. Бангладеш и Гондурас нас опередили, не говоря уже о Папуа - Новой Гвинее и Сенегале. «Пишатися» особо нечем.

Если говорить об институтах демократии, формально они присутствуют. Правда, давно практикуется покупка мест в Верховной Раде и местных Советах, а обратной связи с избирателями, как и ответственности за принимаемые решения, нет никакой – кроме коротких периодов перед выборами, когда избирателя нужно купить деньгами, гречкой или ремонтом детской площадки перед домом. Украина вообще страна, в которой ответственность и наказание полагаются лишь «простым» гражданам.

Проводимая децентрализация, призванная оберегать граждан от всевластия центральных властей и делегировать власть на местный уровень, сделав её максимальной доступной народу, является декоративной. Никакой доступности не было и нет – за исключением, пожалуй, нескольких регионов, где над этим хоть как-то работают.

Ни о какой защите со стороны правовой системы речь также не идёт. Справедливых судов как не было, так и нет все годы независимости.

Что же касается честных выборов, то в этом отношении достигнут определённый прогресс только в части выборов Президента, вся остальная избирательная система настроена на то, чтобы привести во власть людей с деньгами. Собственно, в стране почти нет и настоящих политических партий. Одна из участниц Форума, американка Сьюзан Джордж, спросила у меня, кто сегодня доминирует в Украине – «правые» или «левые». Я с трудом смог ей объяснить, что в Украине доминируют «карманные» партии и блоки, где депутаты концентрируются вокруг той или иной фигуры, смогшей в данный момент пробраться к власти. И затем, при смене ситуации, быстро и радостно они же концентрируются вокруг другой фигуры, которая позволяет им зарабатывать либо сохранять заработанные деньги.

Поэтому, если оперировать общепринятыми терминами, в Украине сейчас олигархическая демократия, или плутократия – политический режим, где решения правительства определяются мнением не всего народа, а влиятельного класса богатых людей, при этом существует глубокое социальное неравенство и низкая социальная мобильность.

Любые независимые политические партии, появляющиеся в стране, при достижении ими уровня поддержки, создающего угрозу действующей власти, немедленно торпедируются, при этом методы применяются самые разнообразные – от уголовных дел до лишения гражданства.

Именно отсутствие возможности выразить свои желания и потребности, донести до властей своё недовольство являются причиной уличных протестов и революций. К сожалению, опыт показывает, что далеко не всегда это приводит к положительным изменениям.

Обо всём этом и рассказали мы с Борисом Херсонским пришедшей послушать дискуссию довольно многочисленной публике.

Добавлю уже от себя.

В новейшей украинской истории сложился уже определённый алгоритм событий и действий. Революция – ожидание скорых позитивных изменений – разочарование из-за их отсутствия – накопление негатива – новая революция.

Схема, конечно, упрощённая, но по большому счёту верная. Существующая в Украине система власти не даёт активным гражданам возможности для реализации своих устремлений и требований. Социальные лифты по-прежнему находятся в зачаточном состоянии, новые независимые политические силы власть имущие стараются уничтожить в зародыше, поэтому уличные протесты и революции являются единственным для украинцев способом реализовать свой протест и донести до властей свои требования. И недавние уличные протесты в Одессе, направленные против варварской застройки исторического центра города – ещё одно тому подтверждение. Власть понимает только голос силы, и хорошо, что сила эта пока не вооружена.

Таким образом, у незрелой украинской демократии есть одна главная задача – выжить, несмотря на все угрозы как извне, так и внутри страны. К сожалению, энергия Майдана, энергия людей, участвовавших в «Революции достоинства», большей частью оказалась направлена на отражение российской угрозы, чем и воспользовались пришедшие к власти «новые старые» политики.

Если же говорить о представителях других стран, принявших участие в дискуссии, то я хочу отметить несколько моментов. Артур Клинау рассказал о том, как революция в Украине напугала власти Беларуси и сподвигла их к некоторому расширению внутренних свобод. Феликс Аккерманн подчеркнул, что нынешние польские власти, направляемые Ярославом Качинським, нарушили конституционный порядок в стране, поправ закон, и создаётся впечатление, что Александр Лукашенко является для них образцом для подражания.

Легендарный Томас Венцлова рассказал о том, что в нём сочетаются противоречивые начала – как эссеист он выступает за стирание границ и национальной идентичности, как поэт эту идентичность воспевает. Он, имеющий два паспорта, литовский и американский, подчеркнул, что гордится сейчас в гораздо большей степени паспортом литовским.

Все участники обсудили проект «Междуморья», выдвинутый ещё сто лет назад Юзефом Пилсудским. Реальность его осуществления сейчас крайне мала, однако сам факт, что эта идея обсуждается, заслуживает внимания.

Модератор дискуссии, Фолькер Вайхзель, в заключение подчеркнул, что страны Восточной Европы не зря объединены в рамках одной дискуссии, потом что то, что происходит в каждой из стран, вызывает живой интерес у соседей, обсуждается и иногда берётся на вооружение, причём как лучшее, так и худшее.

На его завершающий дискуссию вопрос о том, что же позитивного происходит в Украине, я ответил, что это, безусловно, постепенное формирование гражданского общества, которое началось с волонтёрского движения и представители которого осознают, что борьба за свободу и демократию предстоит долгая и сложная.

На фото:

1. Ральф Фукс, Виктор Ерофеев, Евгений Деменок, Жанна Немцова
2. Томас Венцлова

Фото автора


 




Коментарі

 


RSS 2.0 contacts home