Вхід для користувачів
 




14 січня 2018

Нина Воронель Былое и дамы (вид. "Фоліо", 2017)

Перекликаясь самим названием с герценовской мемуарной хроникой «Былое и думы», книга Нины Воронель переносит нас в то же время, в те же обстоятельства и окружение, знакомит ближе, порой с неожиданной стороны, с самыми яркими личностями

Нина Воронель  Былое и дамы   (вид. Фоліо, 2017)

Прекрасной эпохи через призму женского восприятия – как самого автора, так и ее героинь. Петра, докторантка американского университета, пишет книгу о самой блистательной женщине Европы XIX века. И выясняет, что это – Лу Андреас фон Саломе, в чьи сети попались многие выдающиеся мужчины тех лет – Ницше, Вагнер, Пауль Рее... Другая неординарная дама эпохи – Мальвида фон Мейзенбуг, сыгравшая немалую роль в жизни Герцена, Огарева, Роллана, многих и... тех же Вагнера и Ницше. Вот так и заплелись «европейские кружева»...

 

 

Европейские кружева  Лу

 

Кошка Мурка умерла среди ночи. Леля спала крепко и не слышала стонов, несущихся из кошкиного ящика, и потому утром удивилась, что Мурка не вспрыгнула к ней на по­стель, — поздороваться и полизаться. Леля вылезла из-­под одеяла и наклонилась над Муркиным ящиком — та лежала, странно запрокинув голову назад, и наощупь была холодная как лед. Леля затопала ногами и завопила диким голосом. На ее крик сбежалась вся семья. Мама только глянула на запрокинутую голову Мурки и все поняла. Она велела Ле­ле немедленно вымыть руки с мылом и строго­-настрого запретила прикасаться к мертвой кошке.

Рыдающая Леля объявила, что в гимназию не пойдет, а останется дома хоронить Мурку. Понимая, что спорить бесполез­но, мама велела горничной Вере надеть перчатки и помочь Леле организовать похороны. Никто из братьев не захотел пропу­скать занятия из-за Лелиной кошки, и одна только Леля в сопро­вождении горничной Веры спустилась в сад, неся труп кошки в коробке от папиных сапог. Леля с железным упорством безрезультатно долбила лопатой твердую землю, пока мама не сжалилась и не прислала на подмогу дворника Никиту. Никита быстро вырыл яму и ушел подметать тротуар перед домом, а Леля с Верой опустили коробку с кошкой в темную дыру и стали засыпать ее землей. Вера предложила прочитать над Муркой поминальную молитву, но Леля наотрез отказалась — никаких молитв: прощать Богу такую обиду она не собиралась. Она

ушла в свою комнату, легла на кровать, укрылась с головой одеялом и принялась обдумывать, как поступить дальше.

Первым делом нужно было незаметно пробраться в папин кабинет и снять со стены центральный объект, вокруг которого Леля запланировала совершить церемонию отречения от Бога. Она осторожно вышла в коридор и прислушалась. Из кухни доносились громкие голоса мамы и кухарки — им было не до нее: они увлеченно обсуждали секреты приготовления рыбы в белом соусе. Леля бесшумно проскользнула в кабинет, плотно закрыла за собой дверь и ловко взобралась на папин письменный стол, что было строжайше запрещено. Стоя на столе, уже не трудно было снять со стены главную семейную реликвию — керамическую копию западной двери Исаакиевского собора, изображающую апостола Павла с мечом в руке. Папа получил ее в подарок от кого-то очень важного, чуть ли не от самого государя императора, и очень ею дорожил. Леля запеленала апостола Павла в заранее припасенное полотенце и, прижимая его к сердцу, вернулась к себе.

Теперь все было готово к спектаклю, не хватало только зрителей.

 


 




Коментарі

 


RSS 2.0 contacts home