Вхід для користувачів
 




17 червня 2015

Архитектура - искусство молчаливое. О книге М.Кадомской и А.Мокроусовой «Замок вздохов или История о том, как поссорились Павел Федотович и Николай Викторович»

Архитектура - искусство молчаливое. Произведение архитектора говорит само за себя и, по большому счёту, в цветистых словах не нуждается. Так уж случилось, что о зданиях многих киевских архитекторов известно больше, чем о жизни их творцов. Как правило, специалистам удаётся глубоко проследить и историю места, и этапы возведения дома, его перестройки и достройки, и даже жизненный путь заказчика строительства. При этом архитектор незаслуженно остаётся как бы в тени, выступая лишь подписью на проекте. Даже зная некоторые вехи его биографии, располагая его портретами, мы никак не соотносим их с конкретными творениями того или иного автора.

Архитектура - искусство молчаливое. О книге М.Кадомской и А.Мокроусовой «Замок вздохов или История о том, как поссорились Павел Федотович и Николай Викторович»

Книга Марии Кадомской и Алёны Мокроусовой «Замок вздохов или История о том, как поссорились Павел Федотович и Николай Викторович» открывает серию «Архитекторы заговорили», в которой памятники архитектуры начинают говорить  живыми голосами своих творцов .

Авторы готовили ее 3 года, хотя первые исследования были проведены еще 40 лет назад. Но, наверное, не случайно, книга вышла именно в 2013 году – к 100-летнему юбилею особняка Н.В. Ковалевского на улице Шелковичной, 15/1, на углу с П.Орлика. Многим киевлянам знаком его немного мрачноватый, но вместе с тем романтический облик. Автором проекта и строителем шедевра в Липках был архитектор Павел Алёшин.

Издание адресовано специалистам в области архитектуры, истории, всем знатокам Киева и любителям исторического прошлого. Надеемся, онопокажется интересными современным архитекторам. Его главная тема  - психология отношений творца и заказчика.

Уникальность книги состоит в том, что очень жизненная переписка архитектора с заказчиком, впервые оказавшаяся под пристальным взглядом исследователей, стала толчком для широкого и глубокого повествования не только об истории самого особняка, но и о его владельцах и создателях.

Ничто не может быть подлиннее писем. Путают участники, лгут современники, забывают старожилы. И только письма - одни из немногих следов, что позволяют дойти «до сущности протекших дней, до их причины, до оснований, до корней, до сердцевины». Не случайно история частной жизни становится все более популярной областью науки.  Большинство современных исследователей видят единственный путь к пониманию людей прошлого в поиске и изучении «частного», «личного», «сокровенного».

Авторы вводят читателя в атмосферу киевскогообщества начала ХХ века, позволяя найти массу узнаваемых деталей и до смешного схожих с нашим временем ситуаций.

История, рассказанная в письмах и документах демонстрирует, что творческий процесс зачастую полон драматизма, но это творческая лаборатория создания шедевров, в большинстве случаев, закрытая от глаз посторонних. Как некогда писал художник Жан Огюст Доминик Энгр:«Шедевры создают, рыдая».

Собственно переписка Алёшина и Ковалевского стала лишь одной частью книги. Книга состоит из нескольких частей: биографий домовладельца и его семьи, архитектора и его отца, истории строительства и самой переписки с подробными комментариями.

Как и положено в научных изданиях, есть именной и географический указатели, сноски на источники. На 428 страницах удалось поместить около 350 фотографий, большая часть публикуется впервые.

В дополнениях помещены воспоминания архитектора-реставратора особняка на Шелковичной Ирины Малаковой, послесловие современного практикующего архитектора Сергея Буравченко.

Работа над книгой была чрезвычайно интересна в первую очередь для самих авторов. Мы сами для себя делали открытия и как дети радовались новым фактам. Увлекли и издателя. Честно говоря, первоначальное наше общее представление о книге кардинально отличалось от того, что получилось. Правду говорят писатели, что их герои иногда ведут себя совершенно самостоятельно.

Главными персонажами книги «Замок вздохов» стали  Алёшин Павел Федотович – талантливый 30-ти летний архитектор, подающий большие надежды. Невысокий полноватый мужчина, одет с иголочки, лицо круглое, тщательно закрученные ухоженные усы, характер вспыльчивый.

Алёшин Федот Александрович – опытный подрядчик, строитель. Пожилой мужчина за 70, седоватый, с остроконечной бородкой, характер спокойный, выдержанный.

Ковалевский Николай Викторович – домовладелец, заказчик постройки. Желчный мужчина средних лет (слегка за 40) с аккуратной бородкой, социально активный, порывистый, нервный, экономный, но не лишенный романтики.

Ковалевская Анна Павловна – жена домовладельца. Милая молодая дама со светлыми, слегка вьющимися волосами. К началу действия – замужем уже около 10-ти лет, имеет ребенка – мальчика.

Особняк – 2-этажный дом с башней, напоминающий средневековый замок, характер сложный, своенравный, не без основания считает себя шедевром архитектуры

Несколько любимых цитат:

Павел Алёшин −  Николаю Ковалевскому:

«Ужели Вы и доселе не желаете понять, что сделанное мною для постройки Вашего дома не есть моя обязанность, что предел моих обязанностей к Вам далеко мною превзойден исключительно потому, что мне дорог Ваш особняк как мое создание, и  если  я, отдаваясь целиком делу, не ищу у Вас ни похвал, ни наград, то в то же время я не считаю возможным выслушивать Ваши колкости и совершенно несправедливые нападки».

Николай Ковалевский – Алёшину:

«Я человек нервный и осуществление Вашего проекта в этом объеме лишает меня сил и аппетита и послужит к сокращению жизни, на что я сознательно не могу пойти. Не спорю, проект исполнен талантливо и было бы лестно украсить таким зданием Левашевскую улицу, но что же делать, когда мне не по карману такой палац.»

«Было заметно, что при постройке зодчий безперестанно боролся со     вкусом хозяина. Зодчий был педант и хотел симметрии, хозяин – удобства…»

Н.Гоголь. Мёртвые души




Коментарі

 


RSS 2.0 contacts home